Президент ФРГ заявил о «потере притягательности» у авторитаризма во время пандемии