Кружок или серьезно

По данным Министерства культуры, в России сегодня насчитывается более 4,5 тыс. детских школ искусств. Меньше, чем в Советском Союзе, но всё еще достаточно для того, чтобы юные граждане получили азы музыки, танца, рисования, прикладных ремесел и других художественных профессий. Немногие затем продолжают образование в сфере искусства, но, как говорил академик Лихачев, ростки прекрасного всегда прорастают. А это значит, что далекие от искусства отрасли народного хозяйства имеют шанс получить креативных специалистов, умеющих нестандартно мыслить, изобретательно решать проблемы, много работать, не пасовать перед неудачами и достигать результата. По большому счету именно этому учат в школах искусств. Умение играть на фортепиано или писать пейзажи с натюрмортами — только приложение к самостоятельно мыслящей творческой личности.

Хорошо, что наш президент всё это через себя пропустил и эмоционально по этому поводу высказался. Именно так глава государства отреагировал на слова заслуженной артистки Екатерины Мечетиной, которая на состоявшемся во вторник, 27 октября, заседании Совета по культуре и искусству рассказала о попытках сделать детские школы искусств (ДШИ) частью системы дополнительного образования.

«Я уже говорил, что нельзя превращать наши школы искусств, прежде всего, конечно, музыкальные школы, в кружки при Доме пионеров, — подчеркнул Владимир Путин на заседании совета. — Мы так и не остановили этот процесс».

Как считает президент, «если всё причесать под одну гребенку, они [школы искусств] просто исчезнут».

«Это реальная беда будет. То, что в спокойном режиме создавалось десятилетиями, будет просто уничтожено, и всё», — подытожил Владимир Путин и попросил главу Минкультуры Ольгу Любимову «внимательно на это посмотреть», поговорить со специалистами и представить ему предложения по поддержке отрасли.

Собственно, министру тут и смотреть не надо — просто суммировать и систематизировать то, о чем не один год говорят люди, радеющие за наше будущее. Первое, что надо сделать: признать систему российского художественного образования — начальное звено (школа), среднее звено (колледж), высшее звено (вуз, специалитет) — национальным достоянием и законодательно это закрепить. То есть сделать то, что давно уже признали другие, и не только признали, но и отчасти скопировали.

Китай, например, рачительно изучающий мировые достижения, почти 30 лет назад начал внедрять нашу систему и на сегодняшний день преуспел, особенно по музыкальной части. Посмотрите на концертные эстрады — китайцы лидируют. А самые престижные музыкальные конкурсы? Там тоже они в победителях. И у меня нет ни малейшего сомнения, что в мощном развитии экономики Поднебесной и массовом внедрении китайских технологий велика заслуга тех, кто в музыканты не пошел, но освоил первичную художественную ступень — школу искусств по-нашему.

Отсюда следует вторая рекомендация: опять-таки законодательно, внеся соответствующие изменения в Федеральный закон об образовании, вывести ДШИ из сферы дополнительного образования, где они сейчас пребывают, и закрепить за ними профессиональный статус. Екатерина Мечетина предложила хороший термин — «первая ступень образования в сфере искусств». Для кого-то она будет последней, а кто-то пойдет дальше, но качество образования от этого не изменится.

Наконец, третье, самое существенное: где брать на всё это средства? Сейчас на детские школы искусств распространяется система ПФДО — персонифицированного финансирования дополнительного образования. По ее условиям, каждому ребенку сроком на один год выдается именной сертификат, имеющий конкретную стоимость, в каждом регионе свою. Но он покрывает только стоимость групповых занятий по типу кружков. Профессиональная программа, включающая также индивидуальные уроки, стоит примерно в десять раз дороже.

Родители за обучение детей официально ничего не платят, но поскольку финансирование из муниципального бюджета мизерное, оплата фактически есть — «добровольные пожертвования». Что открывает недобросовестным директорам возможность тянуть денежку, не говоря уже о том, что родители и ученики автоматически делятся на платежеспособных и не очень. В такой ситуации очень помог бы опыт советских времен. Считается, что тогда в школах родители ничего не платили. А вот и нет: в школах искусств плата за обучение была, и вовсе не по принципу «кому сколько не жалко».

В начале учебного года ученики несли в бухгалтерию справку о доходах семьи. Исходя из нее, рассчитывалась сумма. Высшая ставка — 25 рублей в месяц (притом, что средняя зарплата в стране не превышала 100 рублей), низшая — 1,5–2 рубля. Многодетные семьи от оплаты освобождались. Мои родители платили за меня по максимуму, и это, знаете ли, был хороший стимул заниматься. Еще бы, мама ведь не шубу себе купила, а вложилась в свое чадо. Думаю, что большинство пап и мам, озабоченных развитием своих детей, не раздумывая согласятся на такую систему — гибкую, учитывающую благосостояние семьи, а школы получат необходимые средства для качественного обучения.

И, наконец, последнее. Для успешного осуществления всего этого стране нужна общегосударственная программа поддержки ДШИ как важнейшей части системы отечественного образования. Помимо частичного решения финансовых проблем она бы позволила заняться методическим образованием педагогов, повышением их квалификации, решить зарплатный вопрос — чтобы молодые специалисты приходили и не уходили. Потому что пенсионный возраст педагогов — острая проблема, особенно в небольших городках. Со дня на день они уйдут — и школы придется закрывать. Но если кадровые проблемы ДШИ станут решать на уровне федеральной программы, то это в корне изменит ситуацию.

Что касается кружков по интересам, о которых говорилось в начале колонки, то они вещь замечательная. У многих именно с таких кружков и ведущих их педагогов начинался путь в искусство. Но кружок — это кружок, а школа — это школа. Пусть они идут своими дорогами.

Автор — доктор искусствоведения, профессор, редактор отдела культуры газеты «Известия»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Источник: iz.ru

Тоже будет интересно

Добавить комментарий