«Не могу идти, сердечко колет»: 13-летнюю девченку выручит срочная операция

Валя Неклюдова живет в Омске. У девченки прирожденный порок сердца — недостаток межпредсердной перегородки. Отверстие с течением времени достигнуло угрожающего размера и докторы, обследовавшие девченку, настаивают на срочной операции. Ее готовы провести щадящим способом, без вскрытия грудной клеточки: закрыть недостаток особым имплантом — окклюдером. Операцию сделают безвозмездно, лишь вот окклюдер необходимо брать за собственный счет.

— Она у меня разносторонняя, и мы с папой этому лишь рады, — ведает мать девченки Татьяна. – Музыкой занимается – играет на фортепиано в две руки и сама придумывает. Всего год – а уже концерты в садиках дает.

Сказки пишет – ранее на том листочке, на сем… Позже говорю: «Вот для тебя тетрадь, пиши там все свои сказки». Она ее и оформляет сходу – отрисовывают тоже хорошо. Не успеваю ни фломастеры, ни карандаши ей брать. Что еще? Я ее крючком обучила вязать – сеточку, узоры, с накидом, без накида…

В общем, девченка она не пассивная, я скажу. Не желаю собственного малыша очень хвалить – да и в мячик поиграть, и побегать, и цветочки со мной высадить… Все успевает – ребенок как ребенок.

Сначала я пробовала скрывать от Вали все про ее болезнь. Когда с доктором на Березовой разговаривала о операции, произнесла ей отступить в сторонку. Но она у меня любознательная дама – взяла и все подслушала. Выходим, она мне: «Мам, а что у меня вот это? И по вене будут вот так проводить?» Я на тот момент еще сама не все сообразила, а она мне уже разъясняет…

Позже: «Меня же не будут резать? Ну и хорошо тогда. Ну, что ты, мам». Вот, по очереди друг дружку успокаиваем.

Таковая вот у нас история. Валя у меня 3-я. Старший отпрыск окончил земельный институт, 27 лет. Средней дочери – 18. С Валей все обследования впору проходили. Но я же вижу по ребенку: побегает, побегает, позже – «Ой, я утомилась». Мы – к докторам. Они: «Ничего ужасного». Мы опять. «Ничего ужасного». Длительно выбивала ей эхографию – то очередь, то еще бог понимает почему способности у их не было. Позже пошла уже браниться, достигнула эхографии… Доктор выходит, таковая смущенно-испуганная: «У вас порок сердца». Я что-то схожее уже сама предугадала. И все. В декабре поставили диагноз (медицинское заключение об имеющемся заболевании), на Березовой подтвердили.

Я просила, чтоб ей дали 6-ой класс окончить, чтоб она не осталась на 2-ой год. Но через два месяца на повторном осмотре произнесли, что состояние усугубилось. На Березовой доктор гласит: «Нужно срочно созодать операцию». Я ему: «У меня средств таковых нет». Он: «Ничего, идите в «Радугу», там все вопросцы решите». Вот я и пришла.

Операцию Вале необходимо созодать срочно. Ее сделают безвозмездно, лишь вот окклюдер необходимо брать за собственный счет. Это, естественно, совершенно не вина докторов. Валя сама лицезреет, как они стараются, и, к слову, даже желает стать эндокринологом. Все, что мы с вами можем создать для девченки – посодействовать ей. Посодействовать ей приобрести окклюдер – никто, не считая нас, на данный момент этого создать не может

Источник: newsrussia.today

Тоже будет интересно

Добавить комментарий