Задача Кремля № 1 в разгар пандемии: Не дать обеднеть нефтегазовым олигархам

Кому точно не откажут в деньгах ни при каких обстоятельствах

Антон Чаблин

949


На фото: министр энергетики Александр Новак, председатель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина, гендиректор ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков, председатель ПАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин, первый исполнительный вице-президент ПАО «Лукойл» Равиль Маганов (Фото:
Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС)

Материал комментируют:

Иван Капустянский

Никита Рябинин

Ситуация в экономике критическая, и государство намерено поддержать крупнейшие госкомпании масштаба «Газпрома», «Роснефти» или РЖД. В частности, главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин сейчас добивается в Кремле финансовых преференций, объясняя это тем, что нефтяная компания является «крупнейшим налогоплательщиком, сформировав на 18% доходную часть бюджета… и поддерживает корпоративную экосистему в 2,5 миллиона человек».

Другие госкомпании могут получить от правительства России право выпускать доходные облигации без срока погашения, которые, вероятнее всего, будут покупать государственные же банки. Они позволят обеспечить краткосрочный приток «живых» денег и снизить долг. Происходит это на фоне решения «Газпрома» практически не снижать размеры дивидендов, выплачиваемых акционерам (а основной акционер газовой монополии, разумеется, государство).

Совет директоров одобрил выплату дивидендов в размере 15,24 рубля за акцию, всего же на эти цели будет направлено 30% от прибыли по МСФО за прошлый год. Всего на дивиденды пойдет порядка 360 млрд. рублей (эта сумма всего вдвое меньше той, которую крупнейшие госкомпании смогут получить в результате выпуска облигаций без сроков погашения).

Читайте также

Цена реформ: СССР обеспечивал лекарствами полмира, а в России нет ничего своего
При этом врачи готовы назначать пациентам только дорогие импортные — итог оптимизации здравоохранения

Новости для руководства российских сырьевых не самые утешительные. Так, «Роснефть» по итогам первого квартала отчиталась о рекордном убытке в 156 млрд. рублей, а «Газпром» — о сокращении на 52% доходов от экспорта газа (включая даже Китай, куда собираются строить новый газопровод «Сила Сибири-2»). В целом же по итогам 2020 года экспортная выручка «Газпрома» может снизиться вдвое.

Монополиям приходится урезать инвестиционные программы, правда, не всем: если «Роснефть» вынуждена сэкономить 200 млрд. рублей, то глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что триллионная инвестпрограмма в 2020 году будет исполнена, невзирая на ухудшение конъюнктуры рынка.

В любом случае, очевидно, что ситуация на отраслевом рынке всерьез влияет не только на госкомпании, но и на политические позиции их руководства. О том, насколько адекватно сегодня реагируют они на экономические вызовы, «Свободная пресса» спросила наших экспертов.

— Экономике России, безусловно, будет нанесен существенный урон из-за ситуации на нефтяном рынке, — говорит директор люксембургского офиса консалтинговой корпорации KRK Group Никита Рябинин. — Экспорт в реальном выражении в 2020 году может упасть на 10−15%, что происходило, в частности, и в 2009 году. Сейчас сценарий, скорее всего, повторится. Также это уменьшение добычи, что в итоге приведет к потерям и в области нефтепереработки, а, следовательно, к сокращению рабочих мест и инвестиций.

В то же время, говорить о системном кризисе пока рано. Во-первых, определенный запас прочности у нефтяной отрасли России есть, а для бюджета, а во-вторых, потери пока не так велики. Что касается газовой сферы, то рынок ждет стагнация, но у «Газпрома» есть долгосрочные контракты, поэтому самый негативный сценарий, думаю, реализован не будет. По крайней мере, в ближайшее время.

Не согласен с Рябининым ведущий аналитик финансовой компании Forex Optimum Иван Капустянский, который видит признаки надвигающегося на всю сырьевую отрасль глубочайшего кризиса.

— Эпидемия кардинально и надолго подорвала спрос на углеводороды. На пике его падения в апреле 2020 года снижение потребности в нефти в мире оценивалось в 25−30%. В целом по году предполагается его сокращение на 10−11%.

Для нефтяных компаний это двойной удар. Во-первых, со стороны двукратного падения экспортных цен с $ 70 в начале года до $ 35 после восстановления от «дна» в $ 16 за баррель Brent. Во-вторых, в связи со снижением добычи в соответствии с соглашением ОПЕК++ и рыночной конъюнктурой.

«СП»: — Насколько просядет «нефтегазовая» часть бюджета России?

— Пока сложно судить. Но в целом комплекс негативных факторов может привести к сокращению доходов от экспорта нефти в 2,5 раза. Исключительно важно при этом следующее. Необходимость консервации работы месторождений способно привести к технической невозможности её возобновления на многих из них.

«СП»: — «Газпрому» так же тяжело, как и нефтяникам?

— В газовой сфере, сильно зависящей от нефтяной, также наблюдается резкое сокращение потребности и уменьшение мировых цен. Это вызвало снижение цены, например, в Европе до $ 50−60 за 1 тысячу куб. м, при том, что в бюджете «Газпрома» она заложена в $ 175−185.

Пандемические катаклизмы уже привели к тому, что стали резко убыточными даже флагманы отрасли — «Роснефть» и «Газпром». И это по результатам первого квартала, ещё не столь плачевного для отрасли. Второй квартал, вероятно, окажется ещё тяжелее, что предопределит убыточность отрасли по итогам года.

«СП»: — Руководители «Газпрома», «Роснефти» и госкомпаний поменьше уже вовсю просят у государства помощи. Но вообще насколько велик прочности у отрасли?

— Постепенный выход из карантина лишь ненамного улучшает ситуацию. Вероятно, нынешняя цена нефти близка к средней за год, и вряд ли она поднимется выше $ 40. Такое положение приведёт к значительному сокращению инвестиций в нефтегазовой отрасли, приостановке разработки новых месторождений, поставит многие компании на грань рентабельности.

Текущая себестоимость добычи нефти, вероятно, будет покрываться. Она составляет $ 7−10 для старых месторождений и $ 15−20 — для новых, по оценке Минэнерго РФ. Но при этом налоговые поступления в госбюджет от «нефтянки» могут упасть на 25−30% от экспортных пошлин, НДПИ, прочих налогов.

Читайте также

Лето-2020: «Бздыхам» в Сочи предложили вспомнить про ваучеры Чубайса и отдых в лагерном режиме
Мерам, которые принимает власть для спасения отдыхающих и бизнеса не верит никто — все равно кинут

«СП»: — Выходит, тот же Миллер и Сечин просят денег у государства, хотя сами же неспособны пополнить бюджет.

— Бюджет России, как известно, свёрстан при цене нефти Urals в $ 42,4, что примерно соответствует $ 45 по Brent. Всё, что ниже, вызывает дефицит бюджета. Тем более, что и в других сферах происходит падение объёмов из-за пандемии.

Но и это еще не всё! Серьёзные риски могут представлять и относительно новые факторы. Например, всплеск заболеваний коронавирусом в Китае в мае, приведший к карантину в соседних с Хубеем регионах. Многие вирусологи говорят о возможности второй волны эпидемии из-за смягчения карантинных мер.

Кроме того, разворачивается риторика и конкретные действия по обвинению Китая в сокрытии информации о вирусе. Это способно вызвать другую «вторую волну», а именно подзабытые с начала года «торговые войны» против Китая, повышение пошлин. Они держали в напряжении мировую экономику в 2019 году, и возобновление их стало бы крайне некстати в то время, когда, наоборот, нужно всемерно стимулировать международные поставки, спрос на товары и услуги.

Новости России: Мишустин: оснований для задержек выплат медикам нет

Курс доллара: Курс доллара: прогнозы экспертов на май и лето

Источник: svpressa.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.