Так плохо еще не было: Путин понял — просто пересидеть два года не дадут

В правительстве, наоборот, рассчитывают, что дождутся когда подорожает нефть и все наладится само собой

Мария Безчастная

6355


Фото: Zamir Usmanov/Global Look Press

Материал комментируют:

Сергей Хестанов

Министр энергетики РФ Александр Новак посоветовал не ждать быстрого восстановления цен на нефть из-за затоваривания рынка. Балансировка и рост цен могут произойти не раньше конца года. Такое мнение Новак выразил в своей колонке для журнала «Энергетическая политика».

«Балансировка может начаться во второй половине года вместе с восстановлением спроса на нефть по мере снятия ограничений и сокращения запасов за счет новой сделки ОПЕК++. В этой связи мы с оптимизмом смотрим на Китай, который уже постепенно начал наращивать экономическую активность. Надеемся, что в течение нескольких месяцев мы увидим положительные изменения и в экономике других стран», — отметил министр.

Напомним, что цены на нефть обрушились еще в начале марта в связи с пандемией коронавируса, падением спроса, переизбытком предложения и развалом сделки ОПЕК+. Несмотря на достижение нового соглашения в апреле, рынок пока слишком нестабилен, и фьючерсные цены на нефть WTI даже достигали отрицательных значений.

В конце апреля котировки эталонной марки Brent держатся в районе 20 долларов, впрочем, в среду, 29 апреля цены выросли сразу на 18% до 24,5 долларов. Тем не менее, для российского бюджета, который сверстан из расчета 40 с лишним долларов за баррель это крайне низкие цифры. Эксперты посчитали, что если цены не восстановятся, то резервных средств Фонда национального благосостояния хватит России на два года. Некоторые экономисты полагают, что с учетом последствий коронавируса этот срок и того меньше.

Читайте также

Коронавирус так подрежет крылья Путину, что поддержать его будет некому
На Западе России предсказывают экономическое ослабление, которое обнулит все достижения президента

Впрочем, в интервью «Газете.ру» Александр Новак заявил, что российская экономика, с одной стороны, будет диверсифицироваться, а с другой, спрос на продукты нефтехимии все равно будет расти.

«Уверен, что модель нашей экономики тоже будет диверсифицироваться и выстраиваться, исходя из современных реалий. Также не стоит забывать, что нефтяная отрасль должна не только добывать нефть, но и заниматься переработкой. Кроме того, для новых технологий, тех же IT-коммуникаций, необходимы новые материалы, в том числе углеводород. Значит, будут производиться более современные материалы из углеводорода и спрос на продукты нефтегазохимии продолжит расти», — сказал глава ведомства.

При этом Новак не верит, что экономика уже вступила в эпоху сверхнизких цен на нефть. По мнению министра, апрель был самым сложным месяцем для нефтянки, но в будущем по мере восстановление экономики начнут расти и цены.

«Пока присутствует большая неопределенность: как заработает сделка ОПЕК+ с 1 мая и какой эффект она окажет, будут ли страны в полном объеме исполнять свои обязательства по сокращению. Очевидно, что пока ситуация не станет более определенной, нас ждет период низких цен. Его надо просто пережить. Если сегодня мы наблюдаем снижение, это не значит, что цены будут такими всегда», — отметил министр.

Тем не менее, далеко не все аналитики разделяют оптимизм министра энергетики, если, конечно, прогнозы о росте цен только в конце года можно назвать оптимистичными. Президент РФ Владимир Путин 29 апреля на совещании отметил, что таких драматичных колебаний на энергетическом нефти не было ни разу в истории. Чтобы сгладить эти тенденции, необходимы совместные усилия всех стран.

Однако не исключено, что в сложившейся ситуации и усилий ОПЕК++ будет недостаточно, чтобы вызвать рост цен на нефть к концу года. В этом отношении оценки Минэнерго больше похожи на попытку успокоить себя и уверить президента в том, что все будет хорошо. Однако если цены на «черное золото» не восстановятся, как обещают в ведомстве, Россию ждут очень неприятные перспективы вплоть до секвестра бюджета, то есть масштабного сокращению бюджетных расходов. Но, похоже, что пока правительство надеется, что период низких цен, как обычно, удастся пересидеть без кардинального реформирования экономики.

Как напоминает доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергей Хестанов, разговоры о том, что необходимо отвязывать экономику от нефти идут еще с 1985 года, да только воз и ныне там. Вот только на этот раз ситуация с нефтяным рынком действительно беспрецедентная, и роста цен даже в конце года никто гарантировать не может.

— Объективно прогнозировать цены на нефть невозможно, так как это не только экономический, но и политический процесс. Но, если говорить о тенденциях, нужно отметить, что начиная с конца 2014 года, на международном нефтяном рынке усилилось присутствие производителей сланцевой нефти из США.

Если раньше роль балансирующего поставщика, который мог быстро поднять или снизить добычу и тем самым регулировать цены, исполняла ОПЕК, то теперь эта роль перешла к сланцевым производителям.

К сожалению, объективно оценить рентабельность производства сланцевой нефти сложно, потому что компаний, которые занимаются производством, очень много, как правило, они небольшие, поэтому раскрытие информации не настолько полное, как в традиционных компаниях. Но сам факт их наличия позволяет предположить, что как только цены начнут расти, тут же на рынок придет много сланцевой нефти.

Это было наглядно продемонстрировано в 2015—2020 годах, когда при падении цен производство у сланцевиков упало, но как только цены подросли, они тут же его увеличили. Так что ждать высоких цен на нефть нет ни малейших оснований. Уже понятен механизм, который ограничит возможную цену на нефть. Как только она начнет расти, сланцевые компании резко увеличат предложение.

«СП»: — Но когда именно цена хотя бы начнет расти?

— Восстановление цен на нефть — это тоже, как ни странно, вопрос политический. Главная причина падения спроса — это введенные в большинстве стран карантинные ограничения. Пока они не будут смягчены, мы будем видеть низкий спрос на нефть. А когда эти ограничения будут смягчены, сказать трудно. Теоретически это может произойти довольно быстро, но может и затянуться надолго. Поэтому я был бы намного более осторожен в оценках перспектив нефтяного рынка и не делал бы прогнозов, что восстановление произойдет уже к концу года.

«СП»: — При какой цене на нефть сланцевые производители начнут наращивать добычу?

— В том то и проблема, что эта граница очень расплывчата и оценочна. Крупных производителей нефти в мире не так уж много. Существует семь крупнейших нефтяных компаний, которые раньше называли «семь сестер». Это публичные компании, и по ним есть прекрасная статистика и история, так как они обязаны раскрывать эту информацию.

Сланцевиков же сотни маленьких компаний, и почти все они непубличные. Нормально проанализировать, при какой цене они активизируют добычу, а при какой — сокращают, довольно сложно. Но можно сказать, что уровень в районе 30 долларов за баррель для сланцевых компаний смотрится достаточно комфортно. В то же время, для российского бюджета и многих других стран-экспортеров 30 долларов за баррель — это уровень выживания.

В последние годы у сланцевых производителей довольно большой прогресс. Были времена, когда себестоимость добычи у них составляла около 70 долларов, но теперь она держится на уровне 30 долларов, поэтому они стали гораздо более гибкими.

Цены в 80−100 долларов за баррель — это уже фантастика. Даже при 50−60 долларах за баррель сланцевики готовы залить рынок нефтью.

«СП»: — В таком случае, какая цена была бы оптимальной для России, чтобы и бюджет сводить, и прилива сланцевой нефти не допустить?

— Российский бюджет сверстан из расчета чуть больше 40 долларов за баррель. Такой уровень позволяет государству поддерживать тот уровень расходов, который мы имеем сейчас. Для сохранения статуса-кво уровня 42−43 долларов за баррель достаточно. Но, в то же время, такие цены на нефть убивают всякую возможность роста экономики.

«СП»: — Значит, не остается другого выхода, кроме как отвязывать экономику от нефти, о чем говорят последние 20 лет?

— Это красивые слова. Впервые такая идея прозвучала, насколько я помню, в 1985 году, то есть гораздо больше 20 лет назад. Но говорить легко, а на практике структура экономики меняется очень медленно, поэтому когда-нибудь, когда цены упадут еще сильнее, мы отвяжемся от нефти, как от критерия. Но это процесс, где измерение времени идет на десятилетия.

Читайте также

Россия после COVID-19: Безработица, нищета и пустые обещания Путина
Минтруд согласился с тем, что средний класс скатится в бедность

«СП»: — По прогнозам экономистов, при таких ценах на нефть средств ФНБ хватит на два года, так ли это?

— Да, эти цифры хорошо согласуются с общедоступной информацией. При нынешних ценах на нефть средств ФНБ хватит года на полтора-два при самом худшем раскладе. Если цена подрастет, увеличится в это время.

Но цены, которые присутствуют на рынке сейчас, для российского бюджета просто разрушительны. Мы можем продержаться при таких ценах только при условии значительных трат ранее накопленных резервов.

«СП»: — То есть остается только надеяться на рост цен до конца этого года, как делают в Минэнерго?

— Главная трудность прогнозирования заключается в том, что в прошлом такого фактора, как массовый карантин в Европе и Америке не было никогда. Поэтому к любым цифрам и оценкам, которые сейчас звучат, нужно относиться крайне осторожно. Прогнозирование хорошо работает тогда, когда в обозримом прошлом были прецеденты. Такого падения цен на нефть, как сейчас, за всю историю нефтяного рынка не было никогда. Даже в Великую депрессию падение было намного меньше. Поэтому все, что нам остается, подождать хотя бы квартал, проанализировать статистику, и тогда уже делать более точные оценки.

Новости России: Песков об обвале цен на нефть: сейчас нужно просто подождать

Источник: svpressa.ru

Тоже будет интересно

Добавить комментарий