Нефть и газ больше Россию не спасут

Как обвал цен на рынке энергоресурсов повлияет на экономику страны

Светлана Гомзикова

1224


На фото: президент РФ Владимир Путин (в центре) во время совещания по наиболее актуальным международным проблемам в правительственном терминале аэропорта «Внуково». 1 марта 2020 года (Фото:
Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС)

Материал комментируют:

Леонид Крутаков

Ситуация с коронавирусом в России находится под контролем, но в мировой экономике негативные последствия распространения инфекции уже дают о себе знать. Об этом президент РФ Владимир Путин заявил на совещании, прошедшем в воскресенье утром в правительственном терминале аэропорта «Внуково».

На встрече с участием членов правительства, а также руководителей ведущих российских нефтегазовых компаний, обсуждалось распространение коронавируса, ситуация в мировой экономике и положение дел на глобальных сырьевых рынках.

Путин отметил, что «прошедшая неделя стала худшей для глобальных рынков, начиная с кризиса 2008 года». Мировые фондовые индексы снизились более чем на 10%. Нефтяные котировки марки Brent в минувшую пятницу впервые с июля 2017 года опустились к отметке в 50 долларов за баррель.

Вместе с тем, Путин назвал текущие цены на нефть приемлемыми для российской экономики. Поскольку в бюджете базовая цена на нефть Brent заложена на уровне 42,4 доллара. К тому же, подчеркнул глава государства, накопленные резервы, в том числе Фонда национального благосостояния (ФНС), достаточны для того, чтобы обеспечить стабильную ситуацию в экономике и исполнение всех бюджетных и социальных обязательств.

На сегодняшний день международные резервы Банка России составляют 563 млрд. долларов, еще 124 млрд. долларов — ФНБ. Но это не значит, что можно расслабиться и плыть по течению. По словам Путина, «нужно быть готовыми к разным сценариям».

— Не думаю, что падение нефтяных котировок будет длительным, — комментирует ситуацию политолог, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве России Леонид Крутаков. — Это невозможно. Потому что тогда рушится сланцевый эффект в Соединенных Штатах. У них накопленный долг — кредиты, которые необходимо вернуть, — уже порядка 80 млрд. долларов. И больше половины этих денег — 40 млрд. долларов — надо вернуть в этом году.

Читайте также

«Турецкий поток» ждет судьба «Северного потока-2»
Из-за конфликта Москвы с Анкарой американцам даже не придется прилагать усилий для срыва проекта

Так что, если цена на нефть будет низкая, то добыча сланцевой нефти в США просто остановится. А в день в США добывают более 13 млн. баррелей, из них 9 млн. — это нефть сланцевая.

Представьте, какой будет дефицит на рынке, если добыча сланцевой нефти остановится. ОПЕК это перекрыть не сможет. Поэтому, я думаю, падение цены долго продолжаться не будет.

Понятно, что Китай как мировая фабрика и драйвер роста мировой экономики тоже дает эффекты снижением потребления из-за коронавируса. Но надо понимать, что основным поставщиком нефти в Китай является Ближний Восток — прежде всего, Саудовская Аравия.

Поэтому Эр-Рияд так и кричит о необходимости сокращения в рамках ОПЕК. Они вынуждены сокращать свою добычу, потому что Китай отказывается покупать, и многие контракты рушатся. И чтобы просто освободить себе место на других рынках Саудовская Аравия хочет, чтобы к ним (к сделке ОПЕК+) присоединились Россия и Мексика, как ключевые страны.

При этом страны, не присоединившиеся к этой сделке, — Бразилия, Гвинея, где нашли недавно новое крупное месторождение, заявляют о планах роста на 2 млн. баррелей добычи.

А, понимаете, если на рынке действует несогласованность, то любая стратегия бессмысленна. Либо мы устанавливаем равновесие, либо — не устанавливаем. И если не устанавливаем, значит, будут действовать какие-то другие фундаментальные факторы.

На мой взгляд, президент абсолютно верно отметил снижение роста деловой активности в Китае. Но здесь не столько коронавирус, сколько торговая война Китая с США больше виновата.

Коронавирус — это лишь «фантик», обертка происходящего сегодня мирового кризиса. Ведь мы из кризиса 2008 года так и не вышли.

«СП»: — Можно здесь поподробнее…

— Мировая экономика все это время находилась в состоянии великой рецессии. Была Великая депрессия. А это — Великая рецессия, т.е. весь рост, который мировая экономика показывала, был фиктивным. За счет наращивания ликвидности, а попросту — печатания денег.

Количественное смягчение проводили как США, так и Европейский центральный банк, Банк Англии и Банк Японии.

Так что рост мировой экономики, который показывала статистика и все эти фондовые биржи и котировки, на самом деле — спекулятивный рост. В 100 долларах мировых проводок денег 98 — это финансовые спекуляции, биржевые операции, консалтинг и услуги. И только 2 доллара из 100 — обслуживание реальных товарных потоков.

Этот «навес», который был сформирован из ликвидности — долларов, фунтов стерлингов, йен и евро, и создавал эффект роста экономики. Но на самом деле, произошло просто обесценивание финансовой системы.

И как раз сегодня мы столкнулись с этими накопленными эффектами, потому что в 2008 году проблема не была решена.

«СП»: — А что же помешало решить эту проблему тогда?

— Ее невозможно экономически решить. Об этом говорила и замглавы Центробанка Англии, и Базельский комитет…

Они говорили, что решение проблемы находится в политической сфере. И что банки, запуская программы количественного смягчения, всего лишь покупают время. Дают отсрочку для глобального большого кризиса, чтобы политики успели решить вопросы.

«СП»: — Какие вопросы?

— Их масса на сегодняшний день. Это и торговая война Китая и США. Одна страна — крупнейший потребитель, другая — крупнейший производитель. Это санкции против России. Это то, что творится на Ближнем Востоке.

Пока не будет выработана политическая формула согласования интересов, установлены правила, экономическая формула не заработает. Экономика работает только в устоявшемся правовом контуре, а правовой контур создается жесткими договоренностями и их соблюдением.

Но мы видим, что сейчас в мире ни одна договоренность не соблюдается. И договорится практически невозможно.

США с Ираном не могут. У нас с Турцией опять проблемы. Европа ведет санкционную политику против России. Британия выходит из ЕС. Налицо тотальный, грубо говоря, политический кипишь.

Мы сегодня только начинаем видеть этот результат. Долгое время его маскировали печатанием денег в колоссальных объемах. А теперь и этот механизм уже не работает.

Мы видим уже отрицательные ставки по депозитам ЦБ — т.е. деньги приносят убытки. Вы кладете их на счет и платите банку за то, что они у него лежат. Не он вам платит, вы ему.

Это значит, что деньги в экономику не идут. А деньги дают прирост, только когда работают в экономике. Если они с отрицательным процентом, значит, лежат мертвым грузам на счетах и не используются. Напечатана масса денег, не нужных миру. Вот они и давят на нас.

Читайте также

Цифры и факты пенсионной реформы: Лукашенко намного милосерднее к своим старикам, чем Путин — к своим
Последствия повышения пенсионного возраста в Белоруссии и в России

Спасти это можно, только если Россия сдастся политически и Китай сдастся. И активы, которые сегодня еще не полностью находятся в долларовой зоне, заполнят этот долларовый пузырь. Собственно, этого США и добиваются, и из-за чего упираются Россия и Китай.

Но у такого американского поглощения всего мирового пространства есть альтернативная модель — это необходимость сесть и договорится о новом разделе всей мировой прибыли.

Простой пример. Если фактическая доля Китая в производстве мировой электроники 30%, то доля в прибыли — всего 3%. Представляете, в чью сторону такое распределение? США от рекламы, консалтинга и обслуживания финансовых счетов получает больше, чем Китай за то, что производит айфоны и айпады. Это колоссальный мировой экономический дисбаланс, который нужно устранить.

Надо либо признать диктат США и согласиться с их условиями, либо дать понять, что у вас собственные интересы и с вами лучше договариваться.

«СП»: — Разве такая возможность сейчас существует?

— Возможность договориться существует всегда. Но США пока не готовы к этому.

С другой стороны, вся мировая экономика и все ее сигналы говорят о том, что резервы на излете. И спешить надо.

Собственно, поэтому США бомбили Югославию, захватывали Ирак, уничтожали Ливию, Сирию хотели уничтожить, на Украине устроили госпереворот… Потому что когда наступает такой момент, последним способом мобилизации экономики является война.

США пытаются мобилизовать и продлить устойчивость системы, которую они создали, с помощью обострения политических конфликтов и войн.

Но если ситуация переговоров для Китая, России, для любой страны Европы будет выигрышем, то для США это будет однозначный проигрыш. Потому что сегодня они — главный регулятор мировой экономики, политических конфликтов и мирового пространства. Да, Россия сопротивляется — на Украине и в Сирии… Но Европа — вся под США.

И любая уступка, это проигрыш США. Вот, где проблема ключевая. Речь идет о том, насколько амбиции американской элиты сейчас соответствуют их возможностям. Они тестируют эту грань — где их возможности заканчиваются. Вот в такой ситуации мы сейчас находимся.

«СП»: — Тогда, в любом случае, о долгосрочной стабильности говорить не приходится. Это так?

— Конечно, разрушение любой экономической модели ведет всегда к общему глобальному спаду жизненного уровня и к снижению доходов. Но это касается не только России, а всех — Европы, США, Китая, Японии, Индии, Южной Кореи. Все страны поймут и ощутят этот спад моментально.

И это еще один стопор, который тормозит США на пути переговоров. Потому что любой президент, который выйдет и скажет американскому народу, что «вы теперь будете жить в два раза хуже, а китайцы в полтора раза лучше», завтра уже президентом США не будет.

Читайте также

Ликвидация Пенсионного фонда: Ложная цель, уводящая от сути — повышения пенсионного возраста
Властям надо сбить протестные настроения, а при случае поживиться на распродаже активов ПФР

«СП»: — Ну, со своими президентами они пусть сами разбираются. Что нас ждет? Резервы есть, будет ли рост?

— Да, мы копили. Но, на мой взгляд, лучше бы вкладывали в развитие собственного внутреннего рынка.

Мы же не производим даже стиральных машинок (или посудомоечных), а это не космические корабли. Мы отказались от своего внутреннего производства полностью и сегодня полностью зависим от внешнего рынка. Сколько бы ни говорили про импортозамещение.

Да, сельское хозяйство, действительно, поднялось. Но индустриально мы по-прежнему страна недоразвитая. Это тоже нужно понимать.

Если в этом большом механизме будет сбой, и в мире снизится потребление нефти и других энергоресурсов, то, конечно, мы понесем убытки.

Наше государство живет не по принципу развития внутреннего рынка. А по принципу заначки — «давайте будем откладывать, а потом хлебушка на это купим». На этот хлебушек мы в итоге все потратим и останемся опять ни с чем.

Вот что будет, если разразится глобальный коллапс.

Советский Союз смог бы от него отгородиться, потому что в СССР была замкнутая кредитно-денежная, финансовая и производственная система. Да, мы отставали по высоким технологиям, но потребительский уровень СССР практически полностью закрывал своей экономикой. А российская экономика не закрывает.

Финансовые новости: Началось. Рубль полетел в пропасть: 75−80 за доллар будут давать уже в марте

Курс валют: Доллар или евро: прогноз курса на март

Источник: svpressa.ru

Тоже будет интересно

Добавить комментарий